Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Первые итоги по "Голосу"

⚡️Group-IB выявила массированную автоматизированную отправку смс в пользу участника "Голос. Дети" под номером 07 (Микела Абрамова)

Интуиция подсказывает мне, что для коррекции итогов голосования достаточно будет исключить из расчета голоса, отданные с сим-карт, зарегистрированных менее чем за две недели до голосования.

Также ввести ряд территориальных понижающих коэффициентов (расчетным образом)

Обычно интуиция меня не подводит...

Спасибо тов. Сачкову за принципиальную позицию!!!

Официально от GIB по Абрамовой

Илья Сачков, CEO и основатель Group-IB:
Вокруг истории с нашим расследованием результатов голосования шоу "Голос. Дети" ситуация накалена до предела, не верьте всему подряд, думайте головой.
А теперь официально:
Первый канал и Group-IB просят воздержаться от выводов, основанных на сомнительных источниках. Компания "СМС-сервисы" не делала никаких заявлений о завершении расследования и участвует в нем как объект проверки. На данный момент, любая информация о завершении расследования недостоверна. Срок обнародования итоговых результатов прежний - конец месяца.
Совсем скоро мы опубликуем результаты первого этапа проверки. Никакие иные "источники" кроме Первого канала и Group-IB не обладают информацией о ходе расследования.
Спасибо всем!
#делаем #1tv

Тов. Сачков свое дело туго знает, не ведитесь на провокации всяких медиаглядей!

Хорошее поздравление от Плохого Лейтенанта

С днем Победы

Это первый год, когда явственно ощутил весь негатив, техично выливаемый противником на эту дату, события и людей, связанных с. Не буду писать матюгалку, ибо масштаб даты не позволяет. Позже.
Ребзя, как бы там ни было. Несмотря на перекрытые улицы, мильарды денех, детей с пластиковыми ар-15, забытый полк с николашкой и прочее. Наши предки живы, пока жива память. Один мой коллега из европы верно заметил седня, что 09.05 - это не совсем праздник, это больше дата, когда народ и страна перестали нести потери, это как точка избавления от Страшного, как день, когда мы таки запрыгнули на подножку поезда Жызни, покинув перрон Смерти. И мы должны помнить, кому мы обязаны тем, что разместились на этой узкой подножке, и какую цену они заплатили за этот проезд.
Самое важное, что мы должны сделать - это сохранить Память о тех, кто купил нам билеты на тот поезд, о тех условиях, в которые их поставила судьба, о событиях, причинах и следствиях. Сохранить и передать потомкам, иначе Подвиг и Победа затрутся говном николашек, резунов, детей в гимнастерках и гвардейских ленточек на бутылках водки. Не дай сделать из Победы цирк хотя бы в своей семье. Изучи, осознай и передай. Иначе победит враг, орущий "можем повторить". Не дай ему повторить такое, ведь не дай бог нам хапнуть того, что приняли наши деды. Вспомни девятого мая своих дедов, вспомни, что они говорили о том времени, о тех событиях. Съезди на их могилы, не стремись в толпу наблюдающих парады. Помни о подвиге предков, не дай мразям украсть у тебя твое 9 мая. Воссоздай правильный День Победы в головах своих детей, и они не дадут врагу "повторить".
Тем, кто причастен - простите нас за все это. Конечно, встретить в телеге 90-летнего ветерана - фантастика, но я обращусь к ним в Мировой Эфиръ. Простите нас за то блядство, что мы развели кругом. Мы хуже вас, мы слабее и глупее. Мы пустили врага в нашу страну, и пока пляшем под его дудку. Это "пока" не может быть вечным. Мы кровь от вашей крови. Так что знайте, настанет тот день, когда нам будет не стыдно смотреть в зеркало и помнить о вашем Подвиге. Ведь вы в том числе и ради этого и победили, верно?

А каково тебе смотреться в зеркало 09.05.2019?

@BAD_LT

«Если вы, гражданские, такие умные, то почему вы строем не ходите?»

Вспоминая свой личный опыт полетов гражданской авиацией, не могу не сказать о том, что не один, не два и даже не три раза, стоя перед толпой ломящихся на трап гражданских, желал того, чтобы всех их построили перед бортом в порядке убывания номеров рядов (первыми - дальние) и в таком виде запустили на посадку.

Скорость возросла бы на порядок, самого порядка на борту прибавилось бы.

Я сам почти всегда захожу последним и/или прохожу в конец салона и жду пока все усядутся и уложатся и только потом укладываюсь и усаживаюсь сам, т.к. терпеть не могу этой толкотни в проходах.

Сколько раз, стоя в толпе, прикрывал руками и телом незнакомых мне детей, на которых буквально напирали с баулами "ручной клади" спешащие усесться на пять секунд раньше всех взрослые дяди и тети. На особо одаренных приходилось и поорать.

Не уверен, что предложение строить пассажиров найдет понимание, но может быть кто-то из лоукостов введет такую практику?

Вопросы гуманизма

В пятницу утром в реанимации ожогового центра в Омске умер двухлетний ребенок, которого дед затолкал в горящую печь.

За жизнь мальчика на протяжении трех дней боролись врачи. Однако спасти ребенка не удалось - травмы оказались слишком тяжелыми. У мальчика были диагностированы ожоги 50 процентов тела.

В связи со смертью ребенка действия обвиняемого были переквалифицированы на убийство малолетнего с особой жестокостью. Ему грозит до 20 лет лишения свободы либо пожизненное заключение.

Дед погибшего ребенка на допросе заявил, что не помнит событий того вечера, так как находился в состоянии алкогольного опьянения. Он сообщил следователю, что не верит, что мог убить внука, так как сильно его любил.

Трагедия произошла 23 апреля в садоводческом товариществе "Птицевод". Находившийся в состоянии алкогольного опьянения 53-летний омич поссорился с супругой и затолкал в горящую печь своего маленького внука. Ребенка вытащила из огня соседка. В тяжелейшем состоянии малыш был доставлен в реанимацию.

@crime

Хотелось бы спросить у общественности, что гуманнее - расстрел или убийство сокамерниками?


UPD: Сразу из трёх источников поступило предложение ставить на таких летально-опасные эксперименты (медицинские, военные и т.д.) Разумно, я считаю.

В общую камеру его!

Коллектора, обещавшего изнасиловать жену должника и отрубить ноги его ребенку, задержали

Мужчина вломился в чужую квартиру 4 апреля и начал угрожать семье должника, который просрочил платеж в 1200 (!) рублей.

Он пообещал изнасиловать супругу на спине у неплательщика и лопатой отрубить его 5-летнему сыну ноги.

Для большего устрашения он пытался говорить с дагестанским акцентом.

https://readovka.news/44033

Ещё раз скажу, единственное что примиряет меня с т.н. "воровским ходом", это отношение к подобным господам в местах лишения свободы.

Удачи ему и здоровья, они ему ох как понадобятся!

P.S. Ну и старшим его привет большой, им скоро будет не до смеха.


Add от коллеги Banksta:

Следователи возбудили уголовное дело в отношении 27-летнего коллектора микрофинансовой компании Лига денег с именем Муса. Он позвонил клиенту Сергею Каптурову и предупредил, что в случае невыплаты долга «изнасилует жену у него на спине» и «отрубит его пятилетнему сыну ногу по колено лопатой».

Позже Муса ворвался в квартиру должника, начал толкать его жену при детях и угрожал. Супруга вызвала полицию, но никто так и не приехал.
В итоге оказалось, что Муса собирался изнасиловать женщину и искалечить малолетнего ребенка за просроченный платеж в микрофинансовой компании Лига денег 1200 рублей.

Эта компания входит в микрофинансовую империю бывшего банкстера из рухнувшего банка Национальный кредит Олега Бойко. В нее также входят компании Смс Финанс, Vivus, Джет Мани финанс и 4финанс.
ЦБ предпочитает оставаться от зверств своих подопечных в стороне. @banksta



Ох, Олежек... все теперь тебе завидовать будут

О сутенерах в детдомах // 18+ строго

В Санкт-Петербурге директриса детского дома №8 Наталья Федорова несколько лет считала выдумщиками детей, рассказывавших ей о сексуальном насилии со стороны педагогов. Обвиненную в преступной халатности женщину не посадят, потому что срок давности по ее делу почти истек, сообщает «Медиазона».

По данным издания, об изнасилованиях стало известно благодаря документальному фильму студентки факультета культуры Гуманитарного института профсоюзов. В фильме Екатерины Соболевской «Моя история» 26-летний Яков Яблочник рассказывает о сексуальном насилии, которому он подвергался в детском доме.

«Когда отец узнал, он пошел с ножом его искать»

Спустя многие годы жертвы педофилов рассказывают свои истории
По словам мужчины, на момент первого изнасилования ему было 13 лет. Сотрудник социальной гостиницы для выпускников-сирот «Мечта» Кирилл Покалюк отвел мальчика в туалет и подверг сексуальному насилию. После этого преступления в отношении несовершеннолетнего повторялись каждую неделю.

[Spoiler (click to open)]

Затем Яблочник попал в порноиндустрию. Учительница детдома Екатерина Ротачева отвела его на фотокастинг, после которого подросток начал сниматься в гей-порно. По его словам, на тот момент он не отдавал себе отчет о том, что с ним делают на этих съемках.

Фильм о судьбе Яблочника был передан в прокуратуру Санкт-Петербурга. После обысков в квартирах педагогов и допросов в апреле 2017 года пятерых сотрудников детского дома задержали по подозрению в педофилии.

Против двух педагогов — 70-летнего Станислава Виноградова и 46-летнего Михаила Елина, а также вахтера Павла Прикащикова, Андрея Соловьева и Кирилла Покалюка возбудили уголовное дело по статье 132 УК («Насильственные действия сексуального характера»). Их дела рассматриваются в Кировском районном суде Санкт-Петербурга.

В ходе следствия директриса детского дома Федорова призналась, что с 2003 по 2017 год не раз выслушивала жалобы от воспитанников об изнасилованиях. Она заявила, что не верила детям, так как они состоят на учетах в психоневрологическом диспансере и «могут фантазировать на сексуальные темы». Женщина доверилась репутации Елина и Виноградова, которых считала «уважаемыми людьми и педагогами с большим стажем работы», и не предпринимала никаких мер на протяжении 14 лет.

На Федорову завели уголовное дело по части 1 статьи 294 УК («Халатность»). Она полностью признала свою вину.

По словам адвоката Дмитрия Герасимова, представляющего в суде интересы Яблочника, срок давности по этой статье истекает 19 марта, поэтому игнорировавшей сообщения о насилии над воспитанниками директрисе удастся избежать наказания.



https://lenta.ru/news/2019/03/13/believe_me/

1. Если вы обратили внимание, о ситуации стало известно благодаря студентке. До нее ни прокуратура, ни минобр, ни опека, ни Президент Российской Федерации, ни детский "омбудсмен", ни одна живая душа о ситуации как бы "не знала".

2. Как вы, возможно, догадываетесь, директриса детского дома - не халатная наивная "тетя", а "главная по теме".

3. Однако же, благодаря высокопоставленным покровителям (читай - потребителям детей) тетя заработала себе "халатность" и отскочила

4. Насилие над детьми в детских домах носит системный характер, а масштаб личности Анны Кузнецовой, скажем так, слегка не соответствует масштабу проблемы. Мы узнаем о подобном благодаря случайностям и редким неравнодушным людям (низкий поклон Кате Соболевой).

5. Как вы, возможно, догадываетесь (но скорее всего по страусиному своему обыкновению не хотели бы знать точно), сексуальная эксплуатация детей (и соответстующего компромата) широко используется в РФ в качестве цементирующего материала для создания управляемых властных конструкций (это помимо обычного заработка). Пионером в этих практиках выступили (традиционно) англосаксы ПРУФ, а добрые люди перенесли на нашу почву.

Скорее всего, этот скандал подобно другим аналогичным быстро утихнет, т.к. в стране НЕТ ни одного обладающего минимальной политической волей интересанта его развития.




«Ты придуриваешься, а детей мы забираем»

Понедельник, 11 марта. 10 утра. Мы стоим в коридоре Выборгского районного суда. Вот-вот должно начаться предварительное слушание по делу о лишении родительских прав Олеси Уткиной, инвалида по слуху и мамы-одиночки, воспитывающей двух маленьких детей. Среди присутствующих журналисты, Олеся, ее юрист, правозащитник Мария Эрмель, представитель фонда «Дети ждут». Представителей опеки, подавшей иск, не видно. Равно как и соседей Олеси по коммунальной квартире, вызвавших опеку и проходящих основными свидетелями.



Олеся дает интервью на камеры и, стараясь держаться спокойно, рассказывает, что произошло. В это время юрист подходит к правозащитнице и что-то тихонько шепчет на ухо. Мария Эрмель меняется в лице: видно, что новости плохие.

У Олеси тугоухость четвертой степени: она полностью глуха на правое ухо, в левом слух сохранен на 20%. Слышать она может только при помощи слухового аппарата, если ей говорят громко и отчетливо. Мария повторяет ей еще раз то, что мы все уже слышали: «Олеся, слушание перенесли на 1 апреля. Судья заболела». Олеся смотрит на нее несколько секунд и начинает рыдать. «А как же дети?» – единственный вопрос, который она задает.

[Spoiler (click to open)]



Два месяца назад, 14 января, Олеся Уткина всю ночь не спала: двухлетний Кирилл капризничал до пяти утра. В шесть маме надо было вставать на ингаляцию: у Кирилла орфанное заболевание и обязательные процедуры несколько раз в сутки. Сделав все необходимое, покормив сына, Олеся стала поднимать в садик старшую дочь Дашу. Заметила, что дочка горячая, градусник показал выше 38,5. Садик отменили, Даша позавтракала, легла в кровать. Мама спустилась к соседям на этаж ниже и попросила помочь вызвать педиатра. И легла поспать рядом с дочкой, как та и просила. Педиатр должна была прийти в промежутке с 9 до 11. Было время немного отдохнуть.

Накануне Кирилл сломал мамин слуховой аппарат. Новый был заказан, но привезли его только 17-го числа. Уставшая за ночь и без аппарата Олеся звонка по телефону и стука в дверь пришедшей по вызову педиатра не услышала. Зато его услышали соседи Шибаевы, проживающие в той же квартире в двух других приватизированных комнатах. Они вышли к врачу. После нескольких минут общения с ними педиатр вызвала инспектора по делам несовершеннолетних, а та позвонила в опеку округа «Сосновское».

Здесь надо заметить, что это первый и последний раз, когда соседи фактически проявили себя в истории: в последующие недели встретиться с ними не довелось ни юристу Олеси, ни журналистам. Когда мы были у Олеси дома, на стук в комнаты никто не отвечал и дверей не открыл. Комментариев соседей получить не удалось.



Отношения друг с другом у жильцов трехкомнатной квартиры не сложились давно, взаимное недовольство копилось несколько лет. Раньше еще в одной комнате жили другие люди, но, по словам Олеси, Шибаевы их выжили. Дело оставалось за малым: получить третью комнату в трехкомнатной квартире:

– У них были виды на эту квартиру давным-давно. С предыдущими соседями у них уже были скандалы, неоднократно доходило до драк. Геннадий Шибаев очень любит ходить по квартире по утрам в тапочках и трусах, несмотря на то, что у меня маленький ребенок, а тут так дядя ходит. Они привыкли жить в отдельной квартире, я с детьми им мешаю. Комната находится в найме, у меня была большая задолженность по квартплате, и получается прямая дорога: отобрать детей и выселить.

По словам Олеси, приехавшие представители опеки начали стучаться и ломать дверь. Пятилетняя Даша пододвинула стульчик, впустила людей и растолкала маму: «Там тети пришли». Без слухового аппарата и при большом количестве чужих людей Олеся растерялась. Из-за травмы уха при повышенном волнении у нее поднимается внутричерепное давление и резко усиливается шум в ушах, из-за чего труднее ориентироваться в обстановке и том, что ей говорят. Она стала показывать сломанный слуховой аппарат, искать бумагу с ручкой, чтобы ей могли написать, что случилось.



– Инспектор по делам несовершеннолетних с порога стала кричать: «Доигралась, допрыгалась, детей мы забираем! Тебе я ничего объяснять не буду, ты все придумываешь и придуриваешься». Ничего она мне писать не стала, только рукой махнула.

Что же опасно для жизни и здоровья
После несостоявшегося суда мы поехали к Олесе домой. И сейчас я оглядываю комнату, стараясь понять, что в ней «опасного для жизни и здоровья ребенка» увидели представители службы опеки. 17-метровая комната Олеси вся увешана фотографиями детей, на полках игрушки. У каждого из детей своя отдельная кроватка. Есть стол для учебы, небольшой уголок для игр. Есть маленький коридорчик для верхней одежды и обуви. Да, 17 метров – это не отдельная квартира. Но ни антисанитарии, ни бардака, ни затхлого воздуха или грязи, словом, условий проживания, угрожающих жизни и здоровью детей, мы не увидели. А именно к 77-й статье апеллирует опека, требуя лишить маму ее родительских прав. При этом какие-либо комментарии представители опеки округа «Сосновское» дать отказались.



Плюс к бытовым условиям в течение последних недель рефреном звучали обвинения Олеси в систематическом употреблении алкоголя и опьянении в тот день, когда пришел участковый педиатр. Правозащитница Мария Эрмель за два месяца практически ежедневного общения с Олесей ни разу не видела, чтобы та выпивала или «хотя бы посмотрела в сторону спиртного, у нее все мысли только о детях».

Нарколог дважды за это время выписывал справку, что алкогольной или наркотической зависимости у Олеси нет. Вопрос, почему дети в таком случае до сих пор остаются в государственных учреждениях и без мамы, остается открытым.
Мария Эрмель на него отвечает так:

– Сейчас, я думаю, опека этим занимается, потому что уже не может отступить назад. Это единственное, что может быть. Я могу сейчас вам всем сказать, что вы находитесь в состоянии алкогольного опьянения. И что? Давайте сейчас вызовем полицию и составим акт на эту тему. Если наши официальные лица говорят, что кто-либо находится в состоянии алкогольного опьянения, этому должно быть доказательство: мы живем в правовом государстве. Если у нас нет ни отказа от освидетельствования, ни самого освидетельствования, это означает, что человек был трезв. Значит, основания для изъятия ребенка не было. Что подтверждает нарколог, к которому она по настоянию опеки обратилась 15 января и сдала алкотест.


Мария Эрмель

Анастасия Черникова, юрист ассоциации «Ребенок дома», представляющая интересы Олеси, также комментирует юридическую сторону вопроса:

– Дело проходит по 77-й статье Семейного кодекса (нахождение ребенка в ситуации, угрожающей жизни и здоровью). Проблема этой статьи в том, что правоприменительный орган, в данном случае орган опеки, сам решает, является ли эта ситуация опасной для жизни и здоровья. У нас есть постановление Пленума Верховного Суда, разрешающее вопрос, что же является опасным. Ни по одному из критериев Олеся не подходит под возможность для органов опеки отобрать детей. Детей голодом не морили, ребенок заболел, она вызвала врача, она сделала все, чтобы помочь своим детям. И если органы опеки ссылаются на систематическое употребление алкогольных напитков, то ни одного освидетельствования не было, в том числе 14 января, когда было отобрание детей. Ее отправили тогда в полицию, сняли отпечатки пальцев, но освидетельствования не было. Да, у Олеси тяжелое материальное положение. Но за это время она сама частично погасила квартплату из тех денег, что откладывала на новый слуховой аппарат.


Анастасия Черникова

Олеся с юристом уже подали административный иск об оспаривании постановления об отобрании детей и обратились за обеспечительными мерами о немедленной передаче детей матери. Также подадут еще один иск о клевете, где ответчиком будет выступать орган опеки и попечительства.

Она не идеальна, но хочет быть со своими детьми
В январе к истории подключалась Светлана Юрьевна Агапитова, уполномоченный по правам ребенка в Петербурге. Она выступила инициатором встречи в Комитете по социальной политике всех заинтересованных сторон от воспитателей детского сада, в который ходила старшая дочка, до представителей опеки и юристов. Собрание прошло 21 февраля.

– И на этом собрании мы договорились, что опека тоже будет писать ходатайство о немедленной передаче детей с условием проживания в антикризисной квартире. Но, насколько я знаю, опека такого ходатайства не написала, – говорит Мария Эрмель.

Дополнительно к исковым заявлениям в адрес опеки представители Олеси параллельно пробуют еще один вариант возвращения детей из детских учреждений в домашние условия: сделать бабушку, маму Олеси, опекуном. После подачи официального заявления опека приезжала домой к бабушке и в течение пяти часов составляла акт о пригодности жилплощади для проживания детей (которые до этого и так довольно часто жили у бабушки в течение года и на летних каникулах). Бабушкина квартира самая обычная, с коврами на стенах и на полу. Официальные лица нашли это помещение недостаточно подходящим. Но не написали отказ, а предложили в определенные сроки «устранить недочеты».



Помочь привести квартиру в подходящий вид вызвались читатели аккаунтов Марии Эрмель, которая оперативно освещает все новости этой истории у себя в блоге. Под соответствующим постом сразу появились комментарии:

– Может, как-то можно быстро бабушкино жилье выправить? Ремонт, мебель? У меня кровать есть, можно ведь насобирать!

– Мы с мужем готовы принять участие. Думаю, еще найдутся желающие помочь делом.

– Могу клеить и стены, и потолок.



В течение последних дней волонтеры дружно «устраняли» и ремонтировали, чтобы успеть до 13 марта, до истечения срока заявления, представить квартиру опеке в новом виде. Пока что это ближайший и самый «рабочий» вариант по быстрому возвращению детей в семью.

Помимо этого, фонд «Дети ждут» одним из первых отреагировал на эту историю и сразу же согласился предоставить антикризисную квартиру на период рассмотрения спора и не только, чтобы поддержать Олесю.

Алена Логутова, исполнительный директор фонда «Дети ждут», рассказывает об одном из проектов – приюте «Мама рядом», который занимается помощью женщинам, у которых уже есть дети, и либо есть угроза изъятия, либо они не справляются, им нужна помощь.



– Мы можем взять Олесю в наш приют. Она не идеальная мама, мы все это прекрасно понимаем, но идеальных людей не существует. Для нас самое главное – что у Олеси есть привязанность к детям, она взаимная: дети тоже любят ее. Мы считаем, что ради этой привязанности есть смысл использовать все шансы. Наш приют работает уже пять лет, показывает очень хорошие результаты. Мы были готовы принять Олесю сразу же, чтобы дети не попали в детские учреждения. Но нам отказали. Это юридически непростая схема: сейчас уже должно быть достигнуто четырехстороннее соглашение между опекой округа «Остров декабристов», на чьей территории находятся дети, опекой округа «Сосновское», подавшей иск, нами и Олесей. Но мы даже не вступили в переговоры с опекой на эту тему: им, видно, не до этого. Мы считаем, что все могут совершить ошибку. Органы опеки в том числе. И, конечно, много изъятий происходит по делу. Но если мы здесь видим такое рвение матери быть со своими детьми и оно подкреплено действиями, это не просто какие-то разговоры, то, конечно, мы считаем, что ее нужно поддержать. Ради детей.

Для каждой мамы, попадающей в этот приют, устанавливается план индивидуальной помощи. Проживание временное. Основная цель: чтобы женщина при помощи специалистов фонда приняла меры и взяла ответственность за свою жизнь и жизнь своих детей на себя.



А детям уже сказали, что их оттуда никто не заберет
Что в эти недели происходит с самими детьми, пока взрослые не могут договориться? Во-первых, фотографии Кирилла и Даши несколько недель назад появились в базе детей для усыновления. Юридически все законно, несмотря на то, что нет официального решения суда о лишении Олеси родительских прав: отобранные по 77-й статье с первого дня считаются оставшимися без попечения родителей и могут быть размещены в федеральной базе. В графике посещения детей есть два незнакомых Олесе человека, которые могут к ним приходить. Сотрудники детского дома объяснили Олесе, что, «значит, кто-то хочет уже их забрать».



Во-вторых, важно понимать, что значит сухой глагол «изъяли» на человеческом языке. 14 января, пока Олеся несколько часов сидела в отделении полиции, опека оформила акт, и детей, не дав попрощаться с мамой, увезли в социальное отделение 5-й городской больницы. До 20-х чисел февраля они находились там, Олеся жила с ними. Одновременно пыталась сориентироваться, что дальше делать и к кому обратиться (именно в эти дни она связалась с Марией Эрмель). Затем, несмотря на просьбы юриста, правозащитников и матери, детей перевели из детской больницы в специализированные учреждения.

Пятилетнюю Дашу – в детский дом, двухлетнего Кирилла – в дом ребенка. То есть разлучили не только с мамой, но и друг с другом, дополнительно травмировав. По словам Марии Эрмель, обычно детей стараются оставить вместе. В этом случае не сработало.

Олеся ездит к детям каждый день, но находиться с ними может только в часы посещения.



Каждый день она забирает домой детские рисунки. Чаще всего на них нарисован дом. Каждый день дети плачут и кричат: «Мамочка, забери меня». Даша все время задает вопросы: «Мамочка, когда ты меня заберешь? Мамочка, почему мы здесь?»
– Я детям не вру. Я объяснила им, что происходит. Дарье и сами воспитатели, и дети сказали, что это детский дом и отсюда их вряд ли кто заберет. Я Даше сказала: «Даже об этом не думай! Мамочка делает все, чтобы тебя забрать!» И вот мы считали денечки. Каждый день, когда я к ней приезжаю, она констатирует: «Мамочка, осталось пять дней», «Мамочка, осталось три дня». Я не знаю, как я к ней поеду, так как оставался всего один денечек. Она меня каждый раз за ноги хватает, не отпускает. Мне очень тяжело без них. Я не могу подобрать слова от происходящего. Мы всегда вместе, я, Кирюша, Даша. А вчера, знаете, она что сказала? «Мамочка, я все понимаю, такова жизнь».



Что происходит с ребенком, резко оставшимся без мамы и оказавшимся в детском учреждении, рассказывает Татьяна Дорофеева, ведущий специалист службы поддержки благотворительного фонда «Дети ждут»:

– Ребенок приобретает опыт жесткого горя. Это называется «острая реакция потери», при которой ребенок может понять, что он потерял все, быть дезориентированным длительное время или навсегда потерять доверие к взрослым, находиться в состоянии замороженных чувств. Формально этого может быть не видно: он может выполнять все, что говорят взрослые. Но реально он уходит глубоко в себя и понимает, что никто в этом мире не может ему помочь и поддержать.

Если его изымают из жестких условий, например, он жил в подвале, его обижали, это будет для него спасением. Если условия были мало-мальски ребенку понятны, последовательны, терпимы, он имел хорошую связь с мамой, то это для него похоже на крах мира, на эмоциональную смерть. Возвращать из этого состояния его придется очень долго. Это как острая автокатастрофа. Он потом будет долгое время строить доверие к людям и в том числе к маме. Потому что он оказался беззащитен, беспомощен, оказался в таких сложных условиях и мама его не смогла защитить.

Это серьезный стресс для ребенка, который оборачивается задержкой психологического развития, болезнью вплоть до смерти. Если это тяжелобольной ребенок, его хроническое заболевание может резко ухудшиться. Он может перестать поправляться, радоваться миру и впасть в глубочайшую депрессию. Он может терять чувствительность и причинять себе травмы, может не реагировать на других людей. Он может бессознательно стремиться не быть на этом свете, потому что он потерял поддержку.

Совпадает ли с таким подходом видение сотрудников тех учреждений, где сейчас находятся дети, неизвестно.

Но, по словам Олеси, она слышала, как на вопрос Даши «Когда меня заберут?» воспитательница ответила: «Ты с ума сошла? Никто тебя отсюда не заберет!»
***

Что мы имеем в сухом остатке? Конфликт, в котором все участники заявляют о том, что выступают в интересах детей:

– мама Олеся Уткина, инвалид по слуху, воспитывающая их одна, которая каждый день ездит к детям, прошла все требующиеся тесты, получила заключения нарколога и готова жить на сопровождении и в контакте с благотворительной организацией; мама дает комментарии, выходит на контакт, приглашает в квартиру;

– фонд «Дети ждут», предлагающий проживание Олесе с двумя детьми в антикризисной квартире и индивидуальный план поддержки; дают комментарии, выходят на контакт;

– ассоциация «Ребенок дома» во главе с ее президентом, предоставившие юриста и выступающие в качестве защиты ответчика; дают комментарии, выходят на контакт;

– опека округа «Сосновское», в течение 5 часов после прихода изъявшая детей у матери без освидетельствования и требующая лишения матери ее родительских прав; от комментариев отказались;

– Татьяна и Геннадий Шибаевы, прописанные и проживающие в одной с Олесей квартире, говорившие с опекой и, по всей вероятности, поднявшие тему «антисанитарных условий и алкогольного опьянения матери»; ни встретиться с ними, ни поговорить не удалось ни журналистам, ни правозащитникам.

Есть бабушка, готовая стать опекуном, и волонтеры, готовые ей в этом помочь. Есть фонд, готовый оказать поддержку. Есть петиция, которую на данный момент подписало больше 27 тысяч человек. Есть мама, готовая бороться за своих детей. И есть два маленьких и ничего не понимающих ребенка, до сих пор находящиеся в казенных детских учреждениях.

Нет требуемого законом освидетельствования опьянения. Нет незаинтересованных свидетелей обвинения. Нет ответа на вопрос: «Почему так происходит?»

Фото: Артем Лешко



https://www.pravmir.ru/ty-pridurivaeshsya-a-detej-my-zabiraem-kto-pomozhet-neslyshashhej-materi-otstoyat-pravo-na-vospitanie/

Мне нечего добавить к посту. Прошу помощи - распространением, участием, действиями.
Заранее спасибо


25 февраля можно сдать кровь для детей // Объявление

На территории ЦВКГ им А.А. Вишневского (Красногорск), в госпитальном храме св. Луки Крымского висит следующее объявление:



Прошу если не поучаствовать (не все могут приехать), то хотя бы распространить.

Фото храма:

Collapse )

Примечание для возможных комментаторов: кровь можно сдать безотносительно религиозных убеждений и личного своего отношения к РПЦ, духовенству и вопросам веры вообще.